Осознанное любопытство

В прошлом посте я писал о том, как люди часто воспринимают прокачку рациональности как задачу по перепрыгиванию пропасти от повседневных эвристик (подхода «решать как попало») к ультракачественному подходу с исследованиями и измерениями.

Такое отношение мне кажется принципиально неверным: во-первых, оно не учитывает накладные расходы на полноценные исследования, а во-вторых, даёт огромную свободу для самооправданий. Если вы не можете сделать правильно, можно вообще не прикладывать никаких усилий. В общем, это очередной софизм серого.

Как попасть на шкале от интуитивных ответов до развёрнутых исследований куда-либо помимо крайних точек? Нам нужны грубые, но более структурные подходы, чем «мне так кажется». Где их взять?

Поиск грубого решения не требует сложных измерений и исследований, но набор методов, которые при поиске подобного решения могут использоваться, совсем не компактен. Даже перечислить отдельные этапы поиска непросто: в зависимости от ситуации бывает необходимо собрать данные, выбрать стратегию сбора данных, извлечь данные из памяти, категоризировать данные, сформулировать гипотезы, перебрать гипотезы и отсортировать по правдоподобности, прикинуть доступные свидетельства, выбрать стратегию сбора данных, прикинуть свидетельства в пользу альтернативных гипотез…

В общем, до методов конструирования приближённых решений мы доберёмся позже, а сегодня хочу написать о том, как вообще заметить, что решение может существовать. Другими словами, о любопытстве.

Что я имею в виду под любопытством? Когнитивный процесс, который толкает вас к тому, чтобы:

  • Заметить, что вы не можете представить себе растение «перловка», задаться вопросом «а из чего, собственно, делается перловка?», подумать и загуглить (а манка? а кускус?).
  • Сидя на берегу Волги и наблюдая за кораблями, волны от которых доходят до берега, заметить, что, оценив на глаз скорость волны и вооружившись секундомером, вы можете измерить ширину реки.
  • Услышав, что кто-то смог предсказать результат броска шестигранного кубика в 25 случаях из 100, посчитать, насколько это маловероятное событие.

(Все три примера — из моего опыта за последние полгода. Жалею, что ширину Волги описанным методом я так и не померил, моё любопытство застряло на вопросе «какова скорость волны?»).

Любопытство — это намерение выяснить подробности. Необходимое и достаточное условие для того, чтобы начать искать приближённое решение.

Без готовности проявлять любопытство вы остановитесь либо на самых простых эвристиках («какова ширина Волги? ну… можно загуглить…»), либо на мутном ощущении «я не знаю, это слишком сложно». При отсутствии любопытства вам хочется перевести внимание на что-то другое, а непонятный вопрос обойти и отложить на неопределённый срок.

Что люди делают, когда не проявляют любопытство?

1) Люди говорят «я не знаю». Даже если эти слова не сказаны вслух и не подуманы, стоящее за ними когнитивное состояние тянет вас от выбранной темы.

  • «Надо бы научиться программировать, но непонятно, с чего начать. Не знаю, с чего начать. Ладно, когда-нибудь потом.»
  • «Хочу, чтобы мне подняли зарплату. Но если я поговорю с начальником об этом, не знаю, согласится ли он, как вообще отреагирует, и не будет ли для меня негативных последствий. Эх.»
  • «Не поменять ли дома все лампочки на энергосберегающие? Может, это будет выгодно? Не знаю, надо считать.»

2) Люди говорят «не хочу», имея в виду «не знаю и не хочу думать», а не «мне это не интересно».
Технически, конечно, это корректно, интерес как эмоцию человек в этот момент не испытывает, а испытывает нежелание думать. Но у этой эмоции есть вполне конкретная причина (разрешение неопределённости требует когнитивной нагрузки), и эта причина может быть неверна. Человек может переоценивать необходимое количество когнитивных усилий и недооценивать полезность — люди ошибаются в моделировании себя и своих способностей так же, как ошибаются во всём остальном.

3) Люди отступают в поисках абстрактных решений, которые не помогают с учётом существующих ограничений — всё то, о чём я писал в прошлом посте.

4) И, наконец, люди довольствуются простыми эвристиками. Эти эвристики могут недотягивать до оптимальной по грубости/полезности модели, а иногда и вообще давать заведомо ошибочный ответ.

(Знаете ли вы, что 2/3 восьмиклассников способны «решить» задачу «В стаде 125 овец и 5 собак. Сколько лет пастуху?»? И что люди способны обосновать свой ответ в задаче выбора Уэйсона одинаково убеждённо, независимо от того, верный он или неверный?)

Последний пункт — о том, что Кит Станович называет «serial associative cognition», «последовательным ассоциативным мышлением». В этом режиме вы можете породить правдоподобно звучащую цепочку рассуждений, но эти рассуждения вполне могут оказаться насквозь дырявыми. Способность людей порождать последовательность слов не гарантирует качественность порождаемых слов. Отсутствие пауз в рассуждении на новую тему можно даже считать свидетельством того, что человек не проявил достаточно любопытства.

Как начать проявлять любопытство? В первую очередь — научиться замечать, что вы не проявляете любопытство в ситуации, где оно бы пригодилось. Научиться посредством практики и наблюдений за собой.

Я ожидаю, что описанные примеры проявления и непроявления любопытства всем так или иначе знакомы. Но ещё я ожидаю, что большинство читателей не практиковали навык замечания непроявления любопытства в достаточных количествах.

Так что самое время объяснить, как можно практиковать подобные навыки:

  1. Включите понятия любопытства и нелюбопытства в свой внутренний язык, хотя бы на время. Поприкладывайте их к разным повседневным ситуациям, понаблюдайте за результатами, оцените, каким значением по шкале любопытства отзывается ваш мозг на ту или иную тему.
  2. Обдумайте сценарии непроявления любопытства, представьте, как вы себя ощущаете, когда реагируете каждым из перечисленных режимов. Знание, как когнитивный режим ощущается изнутри, позволит вам распознать его в будущем.
  3. Попробуйте отрегулировать количество проявляемого любопытства, задавая себе вопросы. Что именно я знаю? Чего я не знаю? Что я могу предположить? Как мне узнать больше? Я часто перебираю возможные вопросы наугад, пока не наткнусь на тот, который меня зацепит, вызовет чувство интереса и позволит начать вгрызаться в задачу.

(Важно: я не предлагаю увеличить количество проявляемого любопытства всем читателям во всех ситуациях! Помните про закон равного и противоположного совета. В каком-нибудь из следующих постов я расскажу подробнее про баланс созерцательного и реализационного настроя, про важность умения переключаться между разными когнитивными режимами и выбирать, какой когнитивный режим вам нужен для решения текущих задач. А пока убедитесь, что вы можете локализовать чувство любопытства, распознать его отсутствие и активировать его при необходимости.)

Как и многие «рациональные» техники, умение смещаться по шкале любопытства — это не какой-то отдельный «особый навык рационалиста», это процесс, который присутствует так или иначе у всех, по многу раз в день. Наиболее интересным мне тут кажется не то, что люди проявляют разное количество любопытства, и даже не то, что люди умеют сознательным усилием его активировать, а вопросы более высокого уровня:

  1. В каких ситуациях вы не проявляете любопытство, а следовало бы?
  2. Что будет, если вы попробуете проявлять любопытство ко всему подряд? Сделает ли это вашу жизнь лучше? Поможет ли это вам принимать более разумные решения? Сделает ли это вашу жизнь интереснее?
  3. Как подтолкнуть других к проявлению любопытства?
  4. Как заметить, что вам надо перестать проявлять любопытство к чему-то?
  5. …Можете ли вы придумать другие вопросы для этого списка?

Попробуйте проявить любопытство к этим вопросам сами :) Не останавливайтесь на «не знаю» и на первом ответе, который вам придёт в голову.

Настоящий научный подход

Если этот текст попал в запланированную аудиторию, то вас скорее всего не нужно убеждать, что научные исследования и создаваемые с их помощью технологии — это крутой мощный инструмент и вообще наше всё, причина существования цивилизации в том виде, как она нам известна. Вероятно, вы когда-то задумывались, как здорово было бы организовать свою жизнь с помощью количественного и проверенного экспериментами подхода.

Не можете разрешить спор с кем-то, например, написать на большой красной кнопке на сайте «покупайте наши спички» или «купить наши спички»? Договариваетесь об условиях эксперимента, проводите A/B тестирование, анализируете результат, выясняете, кто был прав. Хотите оптимизировать питание? Сдаёте кучу анализов, проходите генетическое тестирование, прогоняете всё это через продуманную статистическую модель и получаете оптимальный ответ. Даже если вы не знаете всё наверняка, у нас же есть теория вероятностей, байесианство, мощный инструментарий для принятия решений в условиях неопределённости. Надо только всё это освоить.

Вы задумываетесь об этом, мечтаете и приходите к выводу: я недостаточно изучил статистику и подход к организации полноценных исследований сейчас, но дорасту до этого уровня крутизны позже. А пока надо учиться и разобраться подробнее. Вы начинаете читать про науку и статистику и узнаёте, что вам надо уметь отличать корреляцию от причинности, помнить о важности размера выборки, не попасться на удочку p-hacking‘а, отмечаете себе, что нужно освоить R, SciPy или Stan, прочитать «Probability Theory: Logic of Science» Джейнса, разобраться с обучением нейросетей или хотя бы наловчиться в линейной регрессии. Кроличья нора глубока, вы только в начале пути, вам ещё рано применять методы рациональности всерьёз.

Когда вы вступаете в обсуждения вида «а правда ли ложиться спать вовремя важнее, чем просыпаться вовремя?», вы вспоминаете про добродетель научного подхода и говорите «ок, мы могли бы это протестировать?», и начинаете рассуждать об эксперименте, который бы это выявил. Вы идёте на PubMed, Google Scholar и Sci-Hub за данными. Правда, отдельным исследованиям доверять нельзя, и вы ищете метаисследования. Чуть позже вы узнаёте, что метаисследования тоже не все одинаково хороши, а ещё иногда вы находите несколько метаисследований сразу, которые друг другу противоречат, а ваш оппонент тем временем возражает про генетическую вариативность и прочие усложняющие ситуацию обстоятельства. Цикл замыкается: вам нужно найти ответ в условиях неопределённости, но инструменты для настоящего выявления ответа всегда маячат где-то на горизонте. Вы вздыхаете, говорите «ок, в теории можно было бы выяснить, кто прав, проведя вот такой эксперимент, но я сейчас точно не осилю это реализовать» и возвращаетесь в свой реальный мир.

В реальном мире царят привычки и эвристики. В реальном мире люди редко вспоминают про химию, чтобы приготовить себе ужин повкуснее, и про статистику, когда решают, пойти ли ночью домой по тёмному переулку или освещённой улице.

Наука остаётся чем-то далёким и малодоступным (если это не упакованные заранее блага цивилизации), а реальность тут, сейчас, и совершенно непонятно, как всё это знание про вероятности и психологию может помочь, когда приходит время решить, идти сегодня в кино с друзьями или остаться дома и почитать книжку. И вот вы откатываетесь с глобальных амбиций по мировой оптимизации на эвристику аффекта — «вау, кино с моим любимым актёром, точно надо идти!», или на экстраполяцию по одному свидетельству типа «Вася сходил и сказал, что ему не понравилось».

Если только вы не настоящий рационалист, конечно. Для настоящего прикладного рационалиста между этими двумя мирами нет зияющей пропасти. Но вовсе не потому, что у него формальная статистика царит повсюду и всё выражено явными статистическими моделями. Скорее наоборот: потому что он понимает, что границы нет, что оба мира — две крайних точки на длинном спектре компромисса между точностью и дешевизной, что сложность модели можно подбирать по ситуации, и что при этом простые модели могут приносить много пользы. И в этом нет ничего постыдного.

Насколько часто мне нравятся фильмы, в которых есть актёр, который мне очень нравится? Как часто совпадают вкусы у меня и Васи? Насколько мне важно прочитать эту книгу, и насколько мне важно сделать это сегодня? В прошлом, когда я решал пойти в кино вместе с этими людьми, как часто я бывал доволен принятым решением в итоге?

Вы можете научиться видеть мир так (и аналогично для психологии; и социологии; и экономики):

…но это не обязывает обсчитывать весь мир по формулам от первых принципов. Если вы округлите пи до 3, а число секунд в сутках до 100000, ничего страшного не случится.

Настоящая прикладная рациональность начинается не из умения более аккуратно считать. Настоящая повседневная рациональность — в способности увидеть в этом минимальное ядро, задать себе правильные вопросы с примерными ответами, упростить и округлить настолько, насколько возможно, и за несколько простых операций извлечь 80% от оптимума. Или 50%, если максимальная выгода всё равно невелика. Или 95%, если вы внедряете себе в жизнь рутину, которую будете повторять ежедневно на протяжении многих лет.

Кроличья нора в самом деле глубока, но воображаемый читатель из первой половины этого текста ошибается в том, куда она ведёт, и где-то свернул не туда. Хорошие новости: уметь интегрировать не понадобится (хотя иметь интуицию о матанализе всё же полезно). Плохие новости: легче от этого не станет, потому что ответы на вопросы и хорошие решения придётся находить в реальности, а не в теоретическом воображаемом мире, где у вас есть неограниченное количество времени и данных для анализа.

В следующих сериях: как начать замечать окружающую вас реальность; как не попасть в бесконечную рекурсию; и почему любопытство — главная добродетель рационалиста.